Церковь не против ВИЧ-инфицированных PDF Печать
Материалы - ВИЧ

У нас на приходе уже десять лет существует реабилитационный центр, где одновременно проживают от шести до восьми ребят, страдающих от наркотической зависимости. Среди них в последнее время стали появляться ВИЧ-инфицированные молодые люди, и их число доходит до половины от общего количества пациентов. Некоторые из них уже получают антиретровирусную терапию. Мы не выделяем этих ребят в особую группу, не видим в этом необходимости. На всех пациентов, в том числе и ВИЧ-инфицированных, весьма положительно действует жизнь внутри православной общины. В этой благоприятной среде для общения ребята, которые живут ВИЧ, почти забывают о своей беде. Не подвергаясь стигматизации, они не слишком погружаются в размышления о смерти – напротив они мечтают и желают полноценно жить, учиться, обзавестись семьей, иметь детей.

Есть такой фильм – «Памятная прогулка», где рассказывается о судьбе молоденькой смертельно больной дочери пастора, которая, узнав свой диагноз (лейкемия), продолжала жить полной жизнью, училась, любила и даже вступила в брак, хотя всего через два месяца после заключения брака скончалась. Мы с ребятами смотрели и обсуждали этот фильм, и выяснилось, что наши подопечные тоже желают жить полной, радостной жизнью, не задумываясь о ее сроках, о том, что для некоторых из них она может оказаться короткой из-за ВИЧ. После отъезда с прихода ребята поддерживают с нами постоянную связь, и мы, духовники, помогаем им решать возникающие вопросы, помогаем им выстраивать жизнь. К сожалению, в новой среде их обитания доминирует негативное отношение к ВИЧ-инфицированным.

 

Несколько слов о стигматизации. По результатам проведенного недавно репрезентативного социологического вопроса, три четверти респондентов высказались против того, чтобы покупать продукты у людей, инфицированных ВИЧ и против того, чтобы питаться из посуды, из которой когда-нибудь ел ВИЧ-инфицированный. Любого общения с ВИЧ-инфицированными боится примерно десятая часть опрошенных. Сорок процентов не против, если больной ВИЧ человек живет по соседству, а для двадцати пяти процентов это абсолютно неприемлемо. Треть опрошенных не отказывается работать с ВИЧ-позитивными, и столько же – категорически против инфицированных коллег в рабочем коллективе. То есть проблема стигматизации существует и стоит очень остро, хотя в последнее время заметны некоторые положительные сдвиги.

Всегда существует противоположная сторона во взаимоотношении двух субъектов – не только в обществе сложилось известное отношение к ЛЖВС, но и люди, живущие с ВИЧ/СПИДом, выработали свой ответный взгляд на общество. То, что сейчас существуют группы взаимопомощи ЛЖВС, очень хорошо. Но ВИЧ-инфицированные молодые люди, которые участвуют в этих группах, вырастили в себе на почве страха перед агрессией окружающих, не менее агрессивные чувства к окружающим. В значительной мере этих людей сплачивает, объединяет страх, они собираются вместе не только для того, чтобы решать свои проблемы, но и для противостояния обществу, со стороны которого ощущают, и еще более предполагают негативное к себе отношение. Причем в группах эти страхи концентрируются и культивируются: каждый рассказывает свою историю о пережитых в связи ВИЧ статусом неприятностях. Когда эти истории следуют одна за другой, суммируются в сознании, эмоционально проживаются всей общиной, проблема стигмы, наконец, приобретает масштабы, совершенно несоизмеримые с реальностью.

Необходимо сознавать, что не только ВИЧ-инфицированные, а все без исключения члены нашего общества испытывают на себе агрессивное, нелицеприятное отношение со стороны окружающих: происходит это и в семье, и на улице, и в самых различных учреждениях, и во всем человеческом общежитии. Возможно, в случае больных ВИЧ/СПИДом это происходит несколько более регулярно и в более выраженной форме, но едва ли на порядок чаще, чем с прочими людьми. Нас более удивляет в настоящее время проявление человеческого участия, а не проявление равнодушия или даже откровенного хамства. Если слишком акцентироваться на каждом случае негативного к себе отношения, то всякий может дойти до вывода, что на него существует неприкрытое гонение. А это происходит не потому, что мы какие-то особенно нежеланные, а, по большей части, потому, что просто не вовремя подвернулись под руку.

Несложно предугадать ответную реакцию человека на агрессию. Как правило, в ответ он тоже ведет себя агрессивно. И вот эта агрессия по отношению к обществу, в том числе и церковному, которая накапливается в группах ЛЖВС, затем выплескивается в самых различных ситуациях. Приходится сталкиваться с ней даже на семинарах и конференциях, участники, которых собрались вместе ради того, чтобы помочь ВИЧ-инфицированным, причем большинство участников не только еще планирует в будущем помогать, а уже им помогает и никак от них не отстраняется.

Встречаясь с представителями групп ЛЖВС, причем специально делегированными для общения с «внешними», постоянно убеждаешься, что взгляд этих ВИЧ-инфицированных людей как-то специфически заточен: они отрицают  даже неоспоримые факты и превратно толкуют самые разумные доводы, которые озвучиваются на встречах с ними. Например, так получилось и на этой нашей конференции – представители всех христианских конфессий, всех религий говорили, что эпидемия ВИЧ/СПИДа связана с грехом, а ЛЖВС пытались отрицать этот очевиднейший факт. Даже требовали вообще не касаться этого аспекта проблемы. Не желая, боясь признать, что они (как, впрочем, и все другие люди) небезгрешны, они настаивали, что этот взгляд все же несправедлив и неконструктивен, что он их как-то особенно обижает и ранит. Или другой, не менее показательный случай – делегаты от ЛЖВС, на прошлой конференции, в которой мне довелось принять участие, требовали изменить название проекта «Церковь против СПИДа». По их словам члены их сообщества трактуют и понимают это название в том смысле, что Церковь настроена против самих ВИЧ-инфицированных, что православная паства через этот лозунг получает указание (благословение) гнать их из церковной ограды и преследовать.

Как-то так получается, что любые слова, любые действия окружающих ЛЖВС воспринимают в своем ключе, и даже люди, настроенные им помочь, в итоге в их глазах оказываются неправы пред ними и кругом виноваты.

Я могу сказать, что Церковь также стигматизирована – может быть, в гораздо большей степени, чем ЛЖВС. Сам Господь предупреждал Своих последователей: «В мире будете иметь скорбь» (Ин 16:33) «и будете ненавидимы всеми за имя Мое» (Мф. 10:22). И апостол Павел пишет: «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим 3:12). Иными словами, Церковь – группа людей, которая находится в постоянном гонении от мира, переносит его ненависть и агрессию с момента своего рождения до сего дня. Как мы, христиане, должны реагировать на неприязнь окружающего общества? В любом случае, нельзя ополчаться против каждого человека, который на нас косо посмотрел. Это ненормально. Христос учит: «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44). Вот тот ответ, который Церковь со времени своего возникновения дает на агрессию со стороны мира. Достаточно вспомнить гонения на христиан в первые века нашей эры или у нас, в России, в начале прошлого столетия. Люди поражались не тому, что христиане терпят страдания – всегда, в том числе и в первые века, и после революции, доставалось всем людям, независимо от их вероисповедания. Но только христиане на муки и агрессию отвечали любовью к мучителям. И именно это потрясало людей, заставляло пересматривать свое отношение к последователям распятого Бога. Почему бы ЛЖВС не воспользоваться победоносным многовековым опытом Церкви?

Мне кажется, что ЛЖВС совершают серьезную ошибку, когда они, мотивируя себя на общение с Церковью, приписывают Церкви по отношению к себе скрытую агрессию и заготавливают собственный агрессивный ответ. Глубоко неверен и другой распространенный среди ЛЖВС вызов: «Вот мы пришли в Церковь. Что вы нам можете дать?» Надо отчетливо понимать, что любой человек, здоровый ли он или больной, приходит в церковь не только за тем, чтобы брать. У многих страждущих в этом мире не менее сложные проблемы, чем у ВИЧ-инфицированных. Внутри церковной ограды надолго задерживаются не те, кто явился с каким-то прагматическим намерением побольше получить, а те, кто решил послужить Богу, не рассчитывая на награды.

На мой взгляд, проблема стигматизации ЛЖВС, по крайней мере, в церковных общинах, сильно преувеличена. Путь навстречу друг другу – двусторонний, и поэтому не только общество должно выправить свое отношение к ЛЖВС, но и ЛЖВС к обществу, в том числе к церковному. Приходите в храмы все «обремененные» вирусом иммунодефицита – мы будем вместе служить Богу, и на этом пути обретем все, что нам по-настоящему необходимо.