ВИЧ – это не проклятие, это призыв Божий PDF Печать
Материалы - ВИЧ

Первоначальное мнение о СПИДе, наиболее укоренившееся среди православных после появления первых достоверных сведений об этой болезни, может быть кратко выражено следующим образом: «Это очень своевременная болезнь. Передается эта болезнь таким образом, что заболевают ею почти исключительно наркоманы, гомосексуалисты, а также проститутки и их клиенты. Бог послал в мир такую болезнь, чтобы замедлить динамику распространения греха среди людей. Одни через страх заразиться  удерживаются от этих грехов, тогда как сами распространители духовной заразы избирательно наказываются смертью». Хотя говорить об этом вслух, публично – не принято, думаю, что значительная часть православных в нашей стране и по сей день придерживается относительно СПИДа именно этого мнения.

Несомненно, такому взгляду на болезнь присущи упрощение и однобокость, связанные как с недостатком сведений о самой болезни, так и с незнанием  ситуации со СПИДом за пределами Европы, особенно в странах Африки и Азии. Но было бы несправедливо обвинять людей, думающих так, в злорадстве и жестокости сердца. Не следует забывать, у них несколько иной взгляд на мир, иное понимание добра и зла, иное видение блага, чем у людей нерелигиозных.  Радость православных совсем не в том, что ушли из жизни некоторые люди, хотя бы и носители греховной заразы, а в том, что вследствие их удаления из тела человечества, само это тело духовно оздоровилось. Подобно и любой нормальный человек радуется после хирургического удаления у близкого ему человека раковой опухоли не тому, что больному укоротили один из его органов, и он стал инвалидом, а тому, что больной не умрет вскоре, а еще поживет после операции некоторое время. О гибели даже самых отчаянных грешников, выбитых СПИДом, в особенности об ушедших без покаяния,  церковная паства скорбит не менее прочих людей.

Говоря о СПИДе, как о наказании Божием, православные употребляют термин «наказание» только в смысле скорбного и болезненного для наставляемых вразумления, предупреждения свыше, а не в значении кары Божией. Представление о карающем, одержимым жаждой справедливого воздаяния за грехи Боге абсолютно чуждо сознанию Восточной Церкви. Для нас Бог, даже в «гневе» Своем, всегда любящий Бог Отец, мы не научены и не умеем видеть Его иначе. Мы также не научены думать, что на земле что-либо может происходить помимо Его воли и ведения. Появление ВИЧ – не исключение. Не получается ли тогда, что выступая на борьбу со СПИДом мы противимся воле Божией? Тем более что СПИД в какой-то мере замедляет греховное разложение мира? Но также не без ведения и воли Божией проникло в этот мир зло, и «мир во зле лежит». Что же нам в таком случае думать о зле, не устраниться ли нам от всякого сопротивления ему?

Не все, что происходит на земле угодно Богу, хотя все неугодное Ему попущено Им. Для разъяснения данного положения дадим слово преподобному авве Дорофею: «Все бывающее бывает или по благоволению Божию, или попустительно, как сказано у Пророка: Аз Господь Бог, устроивый свет и сотворивый тму (Ис. 45, 7)». И еще: или будет зло во граде, еже Господь не сотвори (Ам. 3, 6). Злом здесь названо всё, что отягощает нас, т. е. всё скорбное, бывающее к наказанию нашему за порочность нашу, как то: голод, мор, землетрясение, бездождие, болезни, брани - всё сие бывает не по благоволению Божию, но попустительно, когда Бог попускает этому находить на нас для нашей пользы. Но Бог не хочет, чтобы мы сего желали или сему содействовали. Например, как я сказал, бывает попустительная воля Божия на то, чтобы город был разорён, но Бог не хочет, чтобы мы - поелику есть Его воля на разорение города - сами положили огонь и подожгли оный, или чтобы мы взяли топоры и стали разрушать его. Также Бог попускает, чтобы кто-нибудь находился в печали или в болезни, но хотя воля Божия и такова, чтобы он печалился, но Бог не хочет, чтобы и мы опечаливали его, или чтобы сказали: так как есть воля Божия на то, чтобы он был болен, то не будем жалеть его. Этого Бог не хочет; не хочет, чтобы мы служили таковой Его воле. Он желает, напротив, видеть нас столь благими, чтобы мы не хотели того, что Он делает попустительно.

 Но чего Он хочет? Хочет, чтобы мы желали воли Его благой, бывающей, как я сказал, по благоволению, то есть всего того, что делается по Его заповеди: чтобы любить друг друга, быть сострадательными, творить милостыню и тому подобное - вот воля Божия благая».

Получив исчерпывающее разъяснение от преподобного, мы можем с легким сердцем сделать важный вывод относительно СПИДа: православные по совести и со всей энергией могут включиться в активную борьбу с этой смертельной болезнью, и вместе могут искренно благодарить за нее Бога, как и за всякое иное скорбное попущение Божие. Вывод о необходимости борьбы со СПИДом станет еще более очевидным, если мы вспомним, что ВИЧ заражаются не одни только отчаянные грешники, но среди инфицированных немало совсем неповинных в употреблении наркотиков и никогда не предававшихся разврату людей. Этой болезнью болеют и от нее умирают даже невинные младенцы. Да и многие из грешников не навсегда погрязают в грехе, но оставляют его и оплакивают. Если в порочный период своей жизни они заразились смертельной болезнью, то как же нам не бороться за продление их жизни, когда они вступили на путь покаяния? И о погибели даже самых нераскаянных грешников подобает не радоваться, согласно учению Церкви, а скорбеть.

ВИЧ-инфицированные не должны быть изгоями в православной среде, не должны чувствовать себя прокаженными в окружении здоровых людей. ВИЧ не печать Божьего отвержения. ВИЧ - это призыв, а не проклятие. К сожалению, отношение православной паствы к ВИЧ-инфицированным не слишком отличается от отношения к ним внецерковных людей, стигма присутствует по обе стороны церковной ограды.

В качестве оправдания негативного отношения к заболевшим выдвигается не до конца справедливый тезис, что заражению ВИЧ подвергаются самые отчаянные грешники (получили «по заслугам»). Что из того? Разве Евангелие учит презирать грешников?  Не существует евангельского «оправдания» пренебрежению кем-либо. Более того, видение ближнего грешником, само по себе является ошибкой. Христианин имеет право говорить: «я грешник» или «мы грешники», но утверждение «ты грешник» не более чем предположение. Чтобы право судить о грехе ближнего, нам необходимо непосредственно видеть сердечную мотивацию его поступков, но она сокрыта от нас.

Когда кто-либо ищет нашей помощи, например, ВИЧ-инфицированный молодой человек, не будем вдаваться в изыскания, насколько он грешен. Подумаем лучше о том, что мы сможем сделать для его спасения и благополучия. Благоразумие подсказывает, учитывая существующие на сей день реалии, рекомендовать больному посвятить в тайну о своем ВИЧ статусе самое ограниченное число прихожан, в первое время, может быть, одного только духовника. Горькая правда состоит в том, что и не всякий священник способен правильно отреагировать на выказанное ему заразившимся молодым человеком доверие. Но, слава Богу, духовники по большей части люди все же благоразумные и, к тому же, они обязаны хранить тайну исповеди. Большинство пастырей еще никогда не сталкивались с ВИЧ-инфицированными людьми потому, что число инфицированных относительно мало среди населения в целом и еще меньший процент они составляют среди православной паствы.  Когда благоразумный священник услышит такое признание на исповеди, он осознает, что пришло время для него лично ознакомиться с проблемой и создать атмосферу благожелательного отношения к  ВИЧ-положительным людям на вверенном ему приходе. Если на каком-то приходе появятся двое или трое ВИЧ-инфицированных, то с их согласия неплохо было бы духовнику познакомить их друг с другом, сохраняя тайну для остальных членов прихода. По мере улучшения отношения к ВИЧ-инфицированным, круг посвященных в тайну может быть увеличен.

Свято-Георгиевский приход, духовником которого я являюсь, занимается реабилитацией наркозависимых с 1998 года. Одновременно на приходе проходят реабилитацию 7-8 молодых людей. До сего дня основным путем распространения ВИЧ-инфекции в нашей стране является внутривенное употребление наркотиков, значительная часть наркоманов заражена этим вирусом, и каждый реабилитационный центр вынужден решать, принимать ли зараженных ребят на реабилитацию. В 2002 году братия прихода дала согласие на реабилитацию ВИЧ-инфицированных ребят, в последнее время они составляют половину пациентов. На приходе изначально соблюдаются необходимые правила гигиены, и ВИЧ-инфицированные живут общей жизнью со всеми, никак не отделяются от прочих насельников.

Мы полагаем, что многие сельские приходы могли бы плодотворно заниматься реабилитацией наркозависимых, поскольку главные составляющие реабилитации: молитва, пост, трудовые послушания, духовное руководство, богослужение, таинства, возможность осознания своего места в мире и наполнение жизни смыслом – реализуемы на всяком православном приходе. Вместе с тем Свято-Георгиевский приход имеет и ряд особенностей, способствующих успешному проведению реабилитации. Самое главное это наличие единодушного монашеского братства, в жизнь которого входят реабилитанты. Маленькое село Георгиевское труднодоступно и в нем кроме служителей храма никто не живет. Среди жителей села совсем нет женщин. Храм расположен в очень живописном месте на берегу Волги. Приход посещают специалисты, профессионально занимающиеся помощью наркозависимым. Каждый из перечисленных факторов способствует успеху реабилитации.

Церковь должна активнее заниматься с наркозависимыми и с инфицированными ВИЧ/СПИДом, она может многое предложить для решения данной проблемы. Отдельно взятый приход может принять небольшое количество пациентов на длительную реабилитацию, всего человек 10-15, максимум 20 в год. Но в Русской Православной Церкви сотни приходов, которые могли бы успешно заниматься этой деятельностью, а занимаются ею, к сожалению, едва ли несколько десятков по всей стране. Жатвы много - делателей мало. Потенциал церкви практически неограничен, необходимо привести его в действие.

Мы убедились, что среди попавших в наркотическую зависимость немало талантливых ребят, многие очень серьезно и ревностно относятся к своему воцерковлению, поскольку понимают, что в их случае это вопрос жизни и смерти. Эта категория молодых людей совсем не безнадежная часть церковной паствы. Ребята умеют ценить  доброе и доверительное к ним отношение. За все годы, в которые на приходе проводилась реабилитация, никто из пациентов не позволил себе подлого поступка по отношению к приходу (хотя мы понимаем, что у некоторых приходов в этом отношении может быть иной опыт). Когда становишься свидетелем того, как эти ребята буквально на глазах  воскресают к жизни, то и сам испытываешь глубокие переживания. А главное, понимаешь, что Богу дороги эти люди и видишь, что Он принимает их.